8 (495) 765-01-35
Обратный звонок Контакты
Корзина0 товаров
на сумму 0 р.
En / Ru

Акции, конфеты и «парадокс травмы»

Кора Бессер-Зигмунд

Акции, конфеты и «парадокс травмы»

Осторожно: слишком высокая мотивация!

Wingwave против эмоционального выгорания, вызванного эйфорическим стрессом. 

Что объединяет понятия хороший аппетит, страсть к покупкам, биржевую лихорадку, сентиментальность и окрылённость? Все они описывают нейробиологическое состояние, характеризующееся высоким уровнем возбуждения в связи с избытком позитивных эмоций. Причем «избыток» таких эмоций нередко грозит человеку, которого они переполняют, тем, что тот может промахнуться мимо цели. Часто после кратковременной эйфории нас настигают угрызения совести, мы сожалеем о случившемся или даже испытываем боль, что, в целом, хорошо описывает слово «фиаско».

Как говорится, «не давай себе воли, не будешь терпеть неволи», хотя «воля» в данной пословице обозначает вовсе не «ресурсное состояние», как в НЛП, а скорее, критикует излишки такой, в сущности, позитивной энергии. Но всё же, как реагировать на переизбыток положительных эмоций, которые могут сказаться на внутреннем равновесии? Вспоминается « Метод Одиссея». Герой древнегреческой мифологии приказал связать себя. С помощью этого он смог противостоять обольстительным песням сирен, и его корабль не пошёл ко дну, Но разве не приятнее было бы наслаждаться песнопениями и при этом править судном, не сходя с выбранного курса? В этом и заключается задача эффективного эмоционального коучинга, который мы практикуем на основе метода wingwave.

regnum_picture_1454593562114438_normal.jpg

Рис.1. Джон Уильям Уотерхаус (1891): «Одиссей и сирены»

В качестве сооснователя коучинг-метода wingwave, я многие годы занимаюсь исследованием наиболее эффективных инструментов стресс-менеджмента. В 2000 г. мы вместе с моим супругом Гарри Зигмундом обосновали термин «эмоциональный коучинг». Мы визуально представили интенсивность эмоций наших клиентов на «Шкале субъективных переживаний». Как видно на рисунке ниже, эта биполярная шкала, т.е. она имеет два полюса и распространяется от негативного через нейтральное состояние к позитивному.

рис2.jpg

Рис. 2. Шкала субъективных переживаний

Вначале коучинга мы всегда находимся на левой стороне шкалы. Далее мы снижаем уровень физического и ментального стресса, который вызывают «негативные эмоции»: страх, печаль, стыд, скука и т.д. Многие исследования на базе различных университетов показали, что всего два часа коучинга wingwave достаточно, чтобы, например, ощутимо снизить чувство страха. 

В основном, наши клиенты представители руководящего звена, а потому в последние годы мы всё чаще занимались проблематикой «позитивного стресса». Наши клиенты чересчур мотивированы, им сложно успокоиться, потому что активная деятельность и положительные впечатления постоянно подстёгивают их, направляют в правую сторону шкалы, что, в конце концов, может закончиться «срывом». «Мне всегда было тяжелее справиться с воодушевлением, чем с выполнением скучных задач», – так описал свой стресс-фактор один из наших клиентов. «Когда я слышу сигнал своего iPhone, я тут же смотрю, что за сообщение мне пришло. Неважно, где я в данный момент – мне нужно сразу же посмотреть».

Кай – 38 лет, владелец небольшого интернет-агентства – не мог поверить, когда врач сообщил ему:  «У вас синдром эмоционального выгорания. Организм полностью себя исчерпал, для него это слишком». «Но со мной всё хорошо!» – жаловался Кай коучу через неделю после диагноза. Причиной оказался эустресс. Кай любит работать в своей небольшой, но успешной компании. Для разрядки он бегает марафоны. Он очень радовался, что сможет поучаствовать в Нью-Йоркском марафоне. «Мечта любого фаната марафонского бега!» За несколько недель до марафона Кай работал на износ – «про запас», чтобы со спокойной совестью ненадолго оставить агентство. До марафона он, руководствуясь девизом «Раз уж я оказался здесь», по-быстрому слетал в Лас-Вегас. Затем Нью-Йорк, марафон, потом домой, две смены часовых поясов в течение десяти дней. А потом случился срыв. Многие думают, что заряженная позитивом деятельность не требует от организма энергетических затрат, а значит, отдыхать и восстанавливаться ему не нужно. Они ведут себя как маленькие дети, которые – несмотря на то, что ужасно хотят спать – не могут оторваться от игрушки и агрессией отвечают на призывы родителей, отправляющих их в постель. Многие взрослые и в жизни руководствуются этим обманчивым принципом. «Я отлично себя чувствую», – говорят они, а потом удивляются, как Кай, когда ресурсы организма оказываются на исходе. Иногда они напоминают людей, рассуждающих примерно так: «Поедем на машине на север – значит, нужно заправиться; поедем на юг – бензина не надо».

Несоответствие завышенной оценки собственных энергетических ресурсов и реальных физических возможностей в 70-е годы привело к появлению термина «Синдром эмоционального выгорания» («Burnout»). Однако, как оказалось, причиной такого  истощения у представителей профессий по уходу за пожилыми, инвалидами и больными явились не только негативные эмоции, такие как разного рода страхи, но и восторг, энтузиазм, желание выполнять такую работу из высоких побуждений, радость от того, что можно достичь чего-то большего вплоть до склонности к перфекционизму. Лица, страдающие от этого синдрома, считали себя физически здоровыми. Они были убеждены в том, что делают нечто важное и хорошее, во благо других, не обращая внимания на сигналы, которые посылал им истощённый организм. Они были заряжены идеей, ради которой «горели».

«Горение» („Brennen“) в данном случае тоже можно считать положительной эмоцией. «Сгорать», конечно, болезненно, но в определённом смысле это связано с понятием «увлечённости», «страсти» („Leidenschaft“): «загоревшийся» идеей человек так воодушевлен, что едва ли заметит опасность для своего организма.

«Мужчины, словно мотыльки на свет слетаются ко мне. Когда они сгорят, ничем я не смогу помочь…», – пела Марлен Дитрих в «Голубом ангеле». Даже эта роль – наглядный пример того, как позитивные эмоции могут стать причиной нездорового и опасного волнения, которое, в конечном счете, может привести к дистрессу. В литературе, посвященной изучению стресса, под «эустрессом» понимают вовсе не положительные чувства и эмоции, а, скорее, сдержанный уровень волнения / возбуждения, который можно обозначить словами радость, концентрация, счастье, а иногда даже невозмутимость. Рассмотрим график ниже. Термин „Arousal“ («возбуждение») из стресс-медицины можно сравнить с немецким понятием „Antrieb“ («побуждение», «стимул»).

 уровень возбуждения.jpg

Рис.3. Arousal

В качестве «эустресса» специалисты по стресс-медицине обозначают средний, сбалансированный уровень волнения. Человек предприимчив, радуется жизни и интересным видам деятельности, не ощущает «мучительной скуки». При наличии эустресса события, произошедшие за день, адекватно перерабатываются. Но если уровень волнения приближается к критическому, даже самые безобидные явления – например, пробежавшая мимо кошка – могут привести к драматичным последствиям. Если уровень „Arousal“ слишком высок, нервы не выдерживают, и мозг превращает безобидную домашнюю кошку в свирепого тигра. Человек испытает сильный страх.

Подобное искажение вызывают и положительные раздражители: при сбалансированном уровне „Arousal“ торт для нас – маленькое, но не такое уж значимое удовольствие. Однако если мы оказались в напряженной обстановке или испытываем мучительный голод, торт станет для нас огромным спасательным кругом, который защитит от «провала» или даже избавит от смерти. Этот эффект мы называем „Trauma paradox“ («парадокс травмы»): если торт хоть раз отпечатается в стресс-памяти в качестве такого средства спасения, то с этого момента человек будет постоянно в нём нуждаться. Торт завладеет вниманием, станет навязчивым объектом желания, т.е. превратится в травмирующее явление, которое к тому же сложно забыть. Подобное наблюдается и у людей, увлеченных игрой на бирже: они также переоценивают значимость акций и инвестиций.

Таким образом, «парадоксом травмы» мы называем форму стресса нашей нервной системы, когда мы положительно реагируем на позитивные эмоциональные триггеры. Мы не можем обойтись без шоколада, хотя от него поправляются; мы не в силах оторваться от компьютера, хотя ужасно устали.

Высокий уровень дистресса, который способствует такому искажённому импринтингу, могут вызвать – как уже говорилось – как негативные, так и позитивные эмоции. Рассматривая с нейробиологической точки зрения, у таких состояний, как непреодолимое желание, алчность, панический страх или неукротимая ярость есть удивительные параллели:

  • высокая активность лимбической системы, так называемого эмоционального центра мозга;
  • сниженная активность лобных долей (префронтального кортекса), а следовательно малые шансы на проявление самоконтроля, разума, рассудка;
  • вынужденная мыслительная фиксация на объекте, так называемое «тоннельное мышление»;
  • пристальный взгляд, вызванный высоким тонусом глазных мышц (распахнутые от страха глаза, зацикленный на буфете взгляд);
  • высокий мышечный тонус и активная моторика, в целом;
  • отработанные до автоматизма действия – рука, тянущаяся за орешками, прогулка хоть на край света (и в дождь и в холод) лишь бы купить сигарет, бегство из-за сильного страха и т.д.

Конечно, есть и различия: например, в нейромедиаторах. При стрессе, вызванном негативными эмоциями, существенную роль играют норадреналин или кортизол. Когда человека захлёстывают положительные эмоции, в игру вступает дофамин, вызывающий чувство удовольствия и даже эйфорию. Впрочем, исследователи мозга в настоящее время сообщают, что дофамин также необходим для обучения.

Следующие триггеры могут вызывать эйфорический стресс:

  • продукты питания, чрезмерное потребление еды и напитков;
  • страстная влюбленность;
  • обладание материальными ценностями – начиная от сумок и туфель, заканчивая недвижимостью и акциями;
  • масс-медиа – телевидение, интернет, гаджеты;
  • ментальные стимулы: «Ты справишься, стоит только захотеть!»
  • навязчивые идеи, религиозное рвение и т.д.

Эмоциональный коучинг на основе wingwave-метода ставит целью «протрезвить» клиента, дать ему возможность отпустить объекты желания, чтобы обрести внутренний покой и обеспечить подпитку физических и душевных сил.

Большинство читателей уже знакомы с особенностями метода: коучи wingwave используют проработку движением глаз и так называемый мышечный тест, во время которого клиент соединяет большой и указательный пальцы в «кольцо». Если он может удержать «кольцо», значит, способен преодолеть найденный стресс-фактор; если «кольцо» распадается, это говорит о наличии стресса.

Стресс-коучинг эйфорических убеждений ставит целью научить справляться с триггерами-раздражителями. Как результат – мы выключаем компьютер, потому что у нас больше нет желания сидеть перед монитором. Наша рука больше не тянется к пакету с орешками, потому что она не робот, чтобы постоянно их доставать. «Скидки!» меня больше не волнуют, потому что сегодня я не хочу ничего покупать. В отличие от «Метода Одиссея» бывшие шопоголики и клиенты с подобными расстройствами после двух-пяти часов wingwave-коучинга чувствуют эмоциональную свободу и находят в себе силы не поддаваться соблазну.

Освобождение от эйфорического стресса, появление свободного времени на отдых и «ничегонеделание» чаще всего воспринимаются положительно. Исследование психолога Вильгельма Хоффманна показало, что одним из самых заветных, но редко выполнимых желаний многих людей является стремление ничего не делать. В этом может помочь стресс-коучинг эйфорических убеждений.

В основе подхода лежит «реклама наоборот». Согласно научным изысканиям долговременная «бомбардировка» рекламой способствует тому, что человек постоянно испытывает эйфорический стресс. Исследования Института психиатрии общества Макса Планка показали, что даже изображения продуктов могут отвечать за появление чувства голода, хотя до этого зритель его не испытывал. В качестве ответа на такие устойчивые триггеры на основе wingwave-метода мы разработали тренинг дистанцирования – „Offvertising“ («с рекламой покончено»), т.е. снижение влияния назойливых изображений и видеороликов. Мы объединили использование субмодальности из НЛП и расслабляющую музыку wingwave.

В процессе „Offvertising“-тренинга мозг учится заставлять наш организм спокойно и абстрагировано реагировать на оптические приманки, например, рекламу.

Тем самым многие клиенты вполне могут управлять своими соблазнами.

 

Автор:

Кора Бессер-Зигмунд, Гамбург,

психотерапевт, тренер, коуч и автор книг

www.wingwave.com

Kommunikation & Seminar 4/2012